• twitter
  • facebook
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram

ФАС В СМИ: КОНКУРЕНЦИЯ – САМОЕ ГЛАВНОЕ, ЧТО У НАС ЕСТЬ

А. Кашеваров: «Мы боремся не за то, чтобы не было богатых, а за то, чтобы не было бедных. И свою главную цель видим не в том, чтобы взять все и поделить, а в том, чтобы создать условия для органичного роста долей других участников»

Что нужно сделать для того, чтобы «расконсервировать» конкуренцию в банковской и финансовой сферах? Насколько эффективной может оказаться предложенная мера по введению запрета, за исключением ряда случаев на приобретение государством и аффилированными с ним лицами акций (долей) банков? Могут ли быть в обозримом будущем преодолены такие проблемы, как «банковское рабство» и взимание комиссий за снятие наличных средств в «чужих» банкоматах? На эти и другие вопросы ответил в интервью NBJ заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы (ФАС) России Андрей КАШЕВАРОВ.

NBJ: Андрей Борисович, мы видим, что вопрос о состоянии конкуренции в банковской системе остается одним из самых обсуждаемых в формате различных конференций. В том числе ему уделяли большое внимание и на ежегодном Банковском форуме в Сочи. Считаете ли вы, что эта проблема действительно сохраняет свою значимость и остроту?

А. КАШЕВАРОВ: Следует понимать, что банковский сектор является одним из социально значимых как для физических лиц, поскольку каждый гражданин в повседневной жизни использует услуги кредитных компаний, так и для юридических, которые без открытия счета в кредитной организации не могут начать осуществлять предпринимательскую деятельность. Это значит, что любые изменения в данной сфере прямо и косвенно воздействуют на потребителей банковских услуг и состояние конкуренции здесь имеет высокую значимость. При каких-либо «перекосах» во время конкурентной борьбы в банковской системе страдают в первую очередь именно потребители, которые не могут получить качественную услугу по приемлемой конкурентной цене.

NBJ: С одной стороны, в финансовой сфере идет объективный процесс консолидации, с другой – поднимается тема конкуренции. По вашему мнению, возможна ли конкуренция в принципе на рынке, где высок уровень консолидации активов в руках ограниченного числа игроков? Иначе говоря, она есть или ее нет?

А. КАШЕВАРОВ: Отвечу так – она сохраняется. В то же время полученные ФАС России результаты обзора состояния конкуренции в сфере банковских услуг свидетельствуют об ухудшении конкурентной среды в проанализированных сегментах рынка и о тенденциях к усилению позиций в системе именно крупных федеральных кредитных организаций, более половины акций (долей в уставных капиталах) которых принадлежит Российской Федерации и Банку России. В большинстве своем эти результаты также свидетельствуют о практически отсутствующей у остальных игроков возможности конкурировать с крупными федеральными банками с государственным участием.

NBJ: Как-то грустно это звучит, может, есть хоть какой-то повод для оптимизма?

А. КАШЕВАРОВ: Оптимизм заключается в том, что на сам вопрос о состоянии конкуренции все же стали обращать внимание. Приходит понимание того, что она – самое светлое, что у нас есть, причем не только в финансовой сфере, но и в экономике в целом. К сожалению, для того, чтобы это понимание возникло, необходимо пройти стадию концентрации активов и долей во всех частях финансовой системы. И я могу сказать, что наш прогноз таков: все показатели и дальше будут формально ухудшаться до тех пор, пока подавляющее большинство нынешних участников финансового сектора не консолидируется вокруг ограниченного количества крупнейших игроков в тех или иных сегментах.

NBJ: А каким будет это количество, пока нельзя сказать? Точки отсечения в этом вопросе не существует?

А. КАШЕВАРОВ: Количественный пока-затель в данном случае не принципиальный момент. Высочайшая конкуренция может быть в условиях, когда на рынке работают не более десяти кредитных организаций, и в то же время ее может не быть в условиях, когда в системе насчитывается несколько сотен, а то и тысяч участников. Все зависит не от абстрактного математического показателя, а от того, как распределяются доли между различными участниками сектора. Поэтому перед нами стоит задача не только и не столько снижения доли отдельных игроков, сколько оказания поддержки тем участникам, у которых сейчас невысокие доли, но имеющих потенциал для развития своих бизнесов. Тут, на мой взгляд, более чем уместен старый анекдот про декабристов, которые в отличие от большевиков боролись не за то, чтобы не было богатых, а за то, чтобы не было бедных. Примерно так же мы видим и свою главную цель: не взять все и поделить, в данном случае не забрать доли у крупнейших игроков рынка, а сделать так, чтобы могли органично вырасти доли других участников.

NBJ: Цель – это прекрасно, а как вы видите пути ее достижения?

А. КАШЕВАРОВ: В первую очередь необходимо провести работу по пересмотру нормативных требований к кредитным организациям, в том числе в части размера их собственных средств, при оказании отдельных видов банковских услуг и получении субсидий. В настоящее время такие требования ФАС России рассматривает как административные барьеры, устанавливающие дискриминацию в отношении меньших банков без государственного участия. Кроме того, в целях развития конкуренции ФАС России выступает с предложениями о внесении изменений в законодательство Российской Федерации, устанавливающих запрет, за исключением ряда случаев на приобретение государством и аффилированными с ним лицами акций (долей) банков, а также установить указанное обстоятельство в качестве основания для отказа в даче согласия на совершение таких сделок. Как полагает ФАС России, реализация названных предложений позволит постепенно выровнять условия осуществления бизнеса между кредитными организациями вне зависимости от их размера и формы собственности. Соответствующий законопроект в настоящее время внесен в Правительство Российской Федерации.

NBJ: Но вы наверняка слышали позицию Сбербанка России по этим предложениям, и особенно по тому из них, которое предусматривает запрет на приобретение государством и аффилированными с ним лицами акций (долей) банков. Герман Греф в своем выступлении на Форуме инновационных финансовых технологий высказался предельно откровенно: Сбербанк такие барьеры не пугают, потому что он растет органически, а не за счет приобретения других игроков.

А. КАШЕВАРОВ: Да, такая позиция была озвучена, и я должен сказать, что она заслуживает уважения. Но, во-первых, речь идет не об одном Сбербанке, а во-вторых, повторю, что было сказано выше: мы рассматриваем предлагаемые ограничения как часть пакета мер, направленных на развитие конкуренции. И все-таки основной акцент предлагаем сделать на мерах, которые будут способствовать развитию бизнеса менее крупных игроков, поскольку мы заинтересованы в том, чтобы они росли, а не в том, чтобы одергивать Сбербанк и другие банки с госучастием.

NBJ: Какую роль государство в лице различных его структур (в том числе ЦБ РФ, ФАС и др.) может и должно сыграть в развитии конкуренции?

А. КАШЕВАРОВ: В декабре прошлого года был принят Указ Президента Российской Федерации от 21.12.2017 № 618, в соответствии с которым активное содействие развитию конкуренции в Российской Федерации признано приоритетным направлением деятельности президента Российской Федерации, Федерального собрания Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, Центрального банка Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также органов местного самоуправления.

В идеале, безусловно, конкуренция на рынке должна развиваться без государственного вмешательства либо с минимальным направлением его участников регулятором. В то же время в случае наличия в сегменте определенных проблем, решение которых возможно только на законодательном уровне, участие государства неизбежно. При этом, по мнению ФАС России, органы власти должны определить лишь общие правила игры, при соблюдении которых рынок сможет развиваться и конкурировать в дальнейшем самостоятельно.

NBJ: Наверное, уже можно говорить о первых результатах реализации «дорожной карты» по развитию конкуренции в финансовом секторе. Расскажите о них.

А. КАШЕВАРОВ: К настоящему времени во исполнение пункта 19 раздела «Финансовые рынки» Плана мероприятий («дорожной карты») по развитию конкуренции в отраслях экономики Российской Федерации и переходу отдельных сфер естественных монополий из состояния естественной монополии в состояние конкурентного рынка на 2018–2020 годы, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 16.08.2018 № 1697-р (далее – «дорожная карта»), в Правительство Российской Федерации внесен разработанный Мин-экономразвития России и согласованный ФАС России с замечаниями проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» и иные законодательные акты Российской Федерации».

Названный проект предполагает установление антимонопольных требований при приобретении государством, в том числе субъектами Российской Федерации, муниципальными образованиями, и хозяйственными обществами с государственным участием акций и долей хозяйственных обществ.

При этом, по мнению ФАС России, такие антимонопольные требования целесообразно установить в отношении хозяйственных обществ, в уставных капиталах которых не только прямо, но и косвенно имеется государственное участие. В частности, под антимонопольный контроль необходимо отнести сделки хозяйственных обществ, в которых размер доли прямого государственного участия составляет более 25% и косвенного государственного участия – более 50%. Под государственным участием в данном контексте понимается участие Российской Федерации, субъектами Российской Федерации, муниципальных образований и Банка России в уставном капитале хозяйственного общества.

Установление такого контроля направлено на сокращение доли хозяйствующих субъектов, учреждаемых или контролируемых государством или муниципальными образованиями, в общем количестве, хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность на товарных рынках, что прямо предусмотрено Указом в качестве основополагающих принципов государственной политики по развитию конкуренции.

Кроме того, необходимо отметить, что приказом ФАС России от 23.04.2018 № 535/18 сформирована Рабочая группа по развитию конкуренции на рынке финансовых услуг. Также сформированы подгруппы данной Рабочей группы, на заседаниях которых проходит обсуждение реализации отдельных пунктов «дорожной карты». Так, например, уже прошел ряд обсуждений по вопросам исключения необоснованных требований к кредитным организациям для допуска их к осуществлению отдельных видов деятельности, а также по созданию равных условий для осуществления переводов физических лиц. Итогами данной работы должны стать доклады в Правительство Российской Федерации, которые будут утверждены Рабочей группой.

Кроме того, ФАС России также подготовлен проект ее совместного письма и Банка России о практике признания актом недобросовестной конкуренции действий кредитной организации по привлечению денежных средств физических лиц в срочные банковские вклады с последующим ухудшением потребительских свойств данных вкладов по сравнению с первоначально заявленными, который в настоящий момент находится на рассмотрении в Банке России.

4 декабря 2018 года прошло заседание Экспертного совета по защите конкуренции на рынке финансовых услуг, на котором, помимо прочего, эксперты обсудили концептуальные подходы к реализации пункта 21 раздела «Финансовые рынки», предполагающего введение запрета на оказание финансовых услуг и осуществление смежной с этим деятельности на территориях и в помещениях, занимаемых в том числе органами власти и местного самоуправления. ФАС России обобщит и рассмотрит все поступавшие от экспертов предложения и вынесет их на обсуждение Рабочей группы.

NBJ: Федеральная антимонопольная служба и Центральный банк Российской Федерации 4 октября 2018 года заключили дополнительное соглашение о взаимодействии. Расскажите о сути этого соглашения.

А. КАШЕВАРОВ: Дополнительное соглашение от 4 октября 2018 года № БР-Д-40/559-С1 к Соглашению о взаимодействии между Центральным банком Российской Федерации и Федеральной антимонопольной службой от 8 июня 2017 года № БР-Д-40/559 (далее – Дополнительное соглашение) расширило и включило в спектр взаимодействия сторон вопросы контроля и надзора за соблюдением законодательства о рекламе, в том числе финансовыми организациями, поднадзорными Банку России.

Так, в случае обнаружения Банком России возможных признаков нарушения такими организациями законодательства о рекламе он будет информировать об этом ФАС России. В ответ антимонопольная служба обязалась сообщать Банку России о результатах контрольных и аналитических мероприятий, проведенных по этой информации. Такое взаимодействие, по мнению ФАС России, позволит повысить эффективность и результативность контроля и надзора за соблюдением законодательства о рекламе.

Другим новым элементом, закрепленным в Дополнительном соглашении, стала договоренность сторон взаимодействовать в рамках внедрения Стандарта развития конкуренции в субъектах Российской Федерации. В целях реализации этой договоренности ФАС России и Банк России подготовят отдельный порядок, который будет включать в себя вопрос предоставления Банку России информации о состоянии конкуренции на товарных рынках. Такую информацию регулятор планирует использовать при проведении им анализа немонетарных факторов инфляции в регионах.

В части контроля за соблюдением антимонопольного законодательства стороны взаимодействуют с 2005 года, когда было заключено первое соглашение о взаимодействии. Такую практику информационного обмена антимонопольный орган оценивает как исключительно положительную, поскольку по материалам Банка России неоднократно были выявлены случаи нарушений антимонопольного законодательства финансовыми организациями, в том числе в части запрета на недобросовестную конкуренцию.

NBJ: На сочинском форуме глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина говорила о «банковском рабстве». Согласны ли вы с тем, что такое явление существует, и если да, то каковы наиболее очевидные проявления такого «рабства»?

А. КАШЕВАРОВ: Председатель регулятора признала, что в России некоторые работодатели все еще отказывают своим сотрудникам в выборе банка для перечисления зарплаты, это и обозначается термином «банковское рабство». Мы когда-то говорили о «мобильном рабстве», как вам известно, правительство занималось этим вопросом, и постепенно данная проблема была устранена. Но «банковское рабство», к сожалению, по-прежнему существует. По словам главы Банка России – и ФАС в данном случае совершенно согласна с регулятором – у людей должно быть право выбирать денеждно-кредитную организацию и свободно переводить свои деньги с одного счета на другой. И государство этим займется.

Согласно имеющейся информации, несмотря на рост количества держателей банковских карт, более половины россиян имеют всего одну – зарплатную. Таким образом, ситуация навязывания работнику карты определенного банка для получения заработной платы может обуславливать приобретение работником и иных услуг в обслуживающем зарплатном банке, например переводы денежных средств в счет оплаты различных услуг, получение кредитов. То есть, иными словами, навязывание работнику зарплатного банка может приводить фактически к навязыванию банка для получения большего числа его услуг.

NBJ: В конце прошлого года СМИ сообщали, что в 2019 году может быть разрешена проблема взимания комиссий за снятие наличных в «чужих» банкоматах и терминалах. Насколько, по вашему мнению, вероятно такое развитие событий?

А. КАШЕВАРОВ: Насколько оно вероятно, я не готов пока прогнозировать, а вот то, что эта проблема является весьма актуальной, подтверждаю. Особенно с точки зрения развития конкуренции.

NBJ: А какая тут связь с конкуренцией?

А. КАШЕВАРОВ: Очевидная. Если было бы возможным снятие наличных средств с карт, например, Сбербанка в других банкоматах, то сразу бы исчезали очереди к его банкоматам. А дальше Сбербанк должен будет заплатить другим банкам – владельцам банкоматов за оказанную услугу по выдаче наличных средств с эмитированных им карт. Тот же принцип будет действовать и в обратную сторону: если в банкомат Сбербанка человек вставит «чужую» карту, то плату за оказание услуги будет получать Сбербанк. Иными словами, условия бизнеса по выдаче наличных будут уравнены, а у банков появится очевидный стимул развивать свои банкоматные сети. При этом, безусловно, межбанковская комиссия за снятие наличных должна быть отлична от нуля и определяться платежной системой.

Ретранслировать эти затраты на держателя карты или нет, будет решать каждый банк самостоятельно. Это тоже один из аспектов конкуренции за потребителя.

NBJ: Мы говорили о «банковском рабстве», а ведь этот вопрос напрямую связан с вопросом об уплате комиссии за выдачу наличных в банкоматах «чужих» банков. Особенно очевидным это становится, когда речь идет о небольших компаниях. Почему они предпочитают держать зарплатные проекты в Сбербанке и ВТБ, хотя, возможно, менее крупные банки предлагают более выгодные условия обслуживания? Потому что сотрудникам будет сложно разыскивать банкоматы других банков в шаговой доступности от офиса или от мест проживания?

А. КАШЕВАРОВ: Вот именно. Надо понимать, что большинство людей на подсознательном уровне стремится найти «родной» банкомат, потому что у них есть «страх» перед уплатой комиссии. Под воздействием этого фактора складываются потребительские предпочтения. Возможно, ситуация изменится, и эта проблема уйдет, когда можно будет оплачивать по картам без исключения покупки товаров в шаговой доступности и на продовольственных рынках. Но пока у нас не развита настолько сеть торгово-сервисных предприятий, поэтому люди так или иначе будут снимать наличные средства и сталкиваться с проблемой «чужих» банкоматов. А сталкиваясь с нею, они станут испытывать не слишком лояльные эмоции по отношению к обслуживающим их банкам и к банкам, взимающим комиссии за использование «чужих» карт. Мы же все заинтересованы в том, чтобы такая практика была устранена, например с помощью установления «нулевой» комиссии для таких операций.